Алименты с продажи недвижимостиКомментарий к Определению Конституционного суда от 17.01.2012

 

Опубликовав на своем сайте определение по делу Владимира Гниломедова, Конституционный суд обнаружил, что заявитель почему-то не обрадовался. Почему это произошло, выяснила «РГ», дозвонившись заявителю в КС в Волгоград.

Но сперва следует знать обстоятельства дела по этому роковому подпункту «о».

Владимир Гниломедов развелся с женой в 2007 году, и принялся платить алименты, 25% с зарплаты, своей дочери Олесе. А в 2009 продал своей бывшей половину дачи (садовый домик и земельный участок были нажиты в браке) за полмиллиона рублей, чтобы купить себе квартиру. «Я ребенку платил хорошие алименты и на книжку деньги клал, ну, не захотела моя бывшая жена по мировому», — вздыхает Гниломедов, комментируя тот факт, что решениями судов с полученной за пол-дачи суммы взыскали алименты в размере 25%. Хотя решение о том, что со всех своих доходов он теперь должен будет выплачивать алиментные обязательства, считает несправедливым и пытался оспорить в судах областных, а затем и в КС.

— Я сразу заплатил, потому что часто летаю за рубеж, — делится Гниломедов, — но почему вы говорите, что я выиграл? Мы поняли как раз наоборот, что Конституционный суд не видит никаких непоняток в этих нормах.

Дело в том, что он обратился в Конституционный суд с просьбой проверить на соответствие Основному закону подпункт «о» пункта 2 «Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей». А суд не признал эту норму неконституционной, выпустив «определение по жалобе» или так называемое «квазипозитивное определение». То есть, не отменив норму, дал ей иное истолкование.

— Даже если вы правы и я выиграл, думаю, не буду в суд обращаться. Некогда мне этим заниматься, мне просто интересна дальнейшая моя жизнь в этой истории, — заметил заявитель, — потому что я, например, собираюсь сейчас эту квартиру продать и купить новую, надо расширяться — у меня ребенок родился, мальчику восемь месяцев. Как мне жить дальше? Вы понимаете, я своему дитю и больше денег дал бы, я даже не хочу назад эти 125 тысяч забирать, но мне что теперь, все через дарение делать? Машину продать — тоже через дарение? Я уже не верю нашим судам.

Начальник управления конституционных основ частного права КС РФ Андрей Рыбалов специально для «РГ» объяснил, что действительно «Конституционный Суд не усмотрел неопределенности в содержании понятия «доходы, полученные по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством» для целей определения размера алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в судебном порядке. Следовательно, не обнаружилось и неопределенности в вопросе о соответствии оспариваемого нормативного положения Конституции России».

Тем не менее, огорчаться Гниломедову рано.

— В своем Определении КС РФ выразил правовую позицию по затронутому вопросу. Алименты подлежат удержанию лишь из тех доходов, которые лица получают при заключении договоров, реализующих принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1, Конституции РФ). Не могут облагаться алиментами доходы, полученные гражданином вне связи с осуществлением им экономической деятельности — в частности, при разовых сделках по продаже недвижимости (квартиры, земельного участка, садового домика и пр.), — уточнил Андрей Рыбалов.

И уж совсем не для юристов, Рыбалов добавляет «данное Определение КС РФ защищает права лиц, продающих жилье, от обременения полученных сумм алиментами. Об этом свидетельствует и то, что оно имеет признаки так называемого «квазипозитивного определения» — называется «по жалобе», а не «об отказе», и в первом пункте резолютивной части содержится формула «не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» итогового решения в виде постановления».

Таким образом, если б Гниломедов теперь обратился в суд, имея на руках это определение, то вправе был бы требовать отмены ранее принятых решений, пусть даже фактическая сторона его вопроса его лично не волнует уже.

Но есть в этом деле и другой аспект: суды общей юрисдикции в российской глубинке почему-то любят делать вид, что им определения КС не указ, хотя по закону они имеют такую же обязательную силу, как и постановления. И хотя в самом суде отказались комментировать, что будет, если определение по делу Гниломедова не будет принято во внимание, но юристы в частном порядке объяснили «РГ», что достаточно одного отказа — и тогда судьи Конституционного суда могут рассмотреть этот вопрос уже в открытом заседании, и вынести постановление, пресекающее в корне ошибочную правоприменительную практику.

Опубликовано на Интернет-портале «Российской Газеты» (зарегистрирован в Роскомнадзоре 21.06.2012 г. Номер свидетельства ЭЛ№ ФС 77-50379)1 марта 2012 г.




Дата последнего редактирования страницы: 2013-07-15 18:53:46